Крутите страницу дальше

2019-12-03_Снится мне деревня.- Заполярная правда. М. Андриюк, фото А. Харитонова

Снится мне деревня...

 

В Норильском драмтеатре состоялась первая премьера этого сезона. Режиссёр Тимур Файрузов представил зрителям своё прочтение шукшинской повести «Брат мой».

Василий Шукшин появился в нашем театре неспроста. Во–первых, на 2019 год пришлись сразу две юбилейные даты — 90–летие со дня рождения писателя и 45 лет со дня его смерти. Во–вторых, норильчане соскучились по вещам простым и сложным одновременно, заставляющим задуматься о чём–то настоящем, уверен режиссёр Норильской «маяковки»:

– Шукшин — очень непростой автор, это та высота, которую было интересно преодолеть, — говорит Тимур Файрузов. — Мне он кажется более сложным, чем Чехов, потому что персонажу тут необходимо существовать в абсолютной психологической точности.

В премьерном спектакле «Брат мой» переплелись сразу несколько произведений автора: «Солнце, старик и девушка», «Земляки», «Стёпкина любовь», «Сельские жители», «Танцующий Шива», «Верую», но в основу легла одноимённая повесть о взаимоотношениях двух братьев. Старший — Иван, которого играет Степан Мамойкин, приезжает в родную деревню, получив телеграмму от младшего — Семёна — его роль блестяще исполнил Александр Носырев. Приезжает из–за болезни отца, но не успевает застать его в живых. Отсутствовавший около десяти лет, Иван будто впервые видит деревню, её жителей, вспоминает детство... И мечется между жизнью современного города и уютным бытом в деревне с котом на лавке и геранью на окне.

Как большинство работ режиссёра, «Брат мой» соткан из символов, аллегорий, полутонов и недомолвок, которые образуют неповторимую атмосферу деревенской жизни, быта, характеров и судеб. И тут совпали идеи постановщика и видение приглашённой им команды: Ольги и Фемистокла Атмадзасов, которым принадлежат костюмы и сценография, Александра Рязанцева, выстроившего потрясающий свет, и Оксаны Малышевой, работавшей над хорео-графией и пластикой артистов.

– Декорации и свет получились просто космическими, — делится с «Заполяркой» Тимур Файрузов. — Это всегда командная работа, и трудно сказать, кто автор той или иной идеи. Но я нашёл картинку, на которой поле, рожь и дорога, показал ребятам, и все вместе мы придумали такое пространство, в котором сегодня существуют герои. Здесь вся фактура работает на атмосферу.

Благодаря деревянным настилам, нейтральному заднику, тонко выстроенному свету возникает ощущение простора до горизонта, который прорезают лучи солнца, утренней прохлады или вечерней духоты. Деревенского колорита добавляет совершенно натуральная грязь на раскатанной машинами дороге. В неё герои периодически погружаются, как в... суровую реальность.

– Фемистокл любит работать с натуральными материалами. В данном случае на сцене, конечно, не грунт, хотя и его наша сцена видела, но тоже вещество природного происхождения, — отмечает режиссёр.

И, как вишенка на торте (такая немаленькая вишня), дополняет декорации древний УАЗ–452, именуемый в народе «буханкой» — неотъемлемая часть деревенской жизни.

Тимур Файрузов постарался по максимуму задействовать труппу, поэтому в спектакле занята большая часть актёрского состава, многие играют сразу несколько ролей. Несмотря на то, что главные герои проговаривают, что деревня опустела, на сцене — многолюдно. Это узнаваемые персонажи, в которых каждый увидит если не себя, то массу знакомых.

– Герои Шукшина всегда живут в некоем идеальном придуманном мире, который, тем не менее, близок всем нам. В этом мире работают все его воспоминания — из детства, юности. Его произведения, в конце концов, собираются в один большой роман о русском человеке, о том, кто он, откуда и куда идёт, каково его место на Земле... Тут часто звучит тема веры в Бога, в некий идеал. Лично я, работая над спектаклем, часто вспоминал отца. Думаю, в сердцах норильских зрителей спектакль должен отозваться чем–то близким, вечным, — рассуждает постановщик «Брата...».

Герои действительно много говорят о душе, о вере в том или ином проявлении:

– Ну вот, смотри — у тебя ноги есть, руки тоже есть, всё, так сказать, при тебе. Вот болит нога — ты чувствуешь. Захотел есть — накладываешь обед. Но у человека ведь есть ещё и душа. Душа — вот здесь, вот она! И болит! Я ведь не придумал, я натурально чувствую, болит! — говорит, страдая от любви, герой Александра Носырева, и зрители сочувствуют ему, верят.

Во втором акте Носырев, похоже, перешагнул предел человеческих возможностей — только самые стойкие удержались в финале от слёз.

В спектакле дебютирует Александр Герасимчев, десять лет игравший на сцене Самарского академического театра драмы. По оценке Файрузова, это «великолепный, ищущий артист, фанат своего дела».

В постановке участвуют также Евгения Хитрина, Евгений Нестеров, Денис Чайников, Иван Розинкин, Сергей Даданов, Евгения Воронова, Галина Савина, Елена Донова и другие. А вот кто сыграл самого старого героя, отца двух братьев, догадаться практически невозможно... Пусть для зрителей это станет загадкой. Но совершенно точно, старик получился исключительно правдоподобным.

Спектакль поставлен при поддержке проекта «Культура малой родины».

Следующий показ состоится 6 декабря. Билеты можно приобрести на сайте

northdrama.ru/kupit–bilety и в кассе театра, телефон 22–68–69.

 

Марина Андриюк

Фото Александра ХАРИТОНОВА